Психология

Тренинг. Почему это не работает

Как стать счастливым, как стать успешным, как стать богатым, личностный рост, открытие чакр, третьего глаза, внутренней интуиции – объявления с такими заманчивыми тренингами престрят по всему интернету. При желании и наличии определенной суммы можно разобраться во всем: в себе, в отношении, в начальнике, в продажаж, в покупках, в своем хомячке, да в чем угодно. Итак, […]

Как стать счастливым, как стать успешным, как стать богатым, личностный рост, открытие чакр, третьего глаза, внутренней интуиции – объявления с такими заманчивыми тренингами престрят по всему интернету. При желании и наличии определенной суммы можно разобраться во всем: в себе, в отношении, в начальнике, в продажаж, в покупках, в своем хомячке, да в чем угодно. Итак, ты решился, прошел свой первый тренинг, радостно «выходил из зоны комфорта» на протяжении нескольких дней, прыгал-скакал, играл, пока длился интенсив, а потом… А потом ничего. Вернувшись в реальную жизнь ты понимаешь, что практически ничего из того, что ты выучил, не можешь применить. Тебя обманули? Давай попробуем разобраться.

В далекие времена, когда Фрейд придумал свой психоанализ, терапия была процессом очень долгим и сугубо индивидуальным. Аналитик мог годами ковыряться в хитросплетениях одной больной души и неизменно получать с нее солидную плату за каждый часовой сеанс нудного анализа.

Хорошие были времена: несколько клиентов — по определению, постоянных — и можноне работать не беспокоиться о пропитании.

Продолжалась это счастливое время довольно долго, и даже сегодня некоторые талантливые психологи умудряются убеждать своих пациентов, что регулярная терапия по паре сеансов в неделю на протяжении, как минимум, пары лет — единственный залог успеха терапии.

Но когда первое очарование возможностями индивидуального и долгосрочного психоанализа прошло, новое поколение практикующих психологов стало все чаще задаваться вопросом о том, как сократить сроки терапии, сделать ее более массовой и, разумеется, заработать на этом кучу денег. Вполне понятный прагматизм так свойственный американцам, которые в конце концов и придумали проводить групповые психологические занятия, которые мы сегодня называем тренингами.

Строго говоря, в задачи тренингов никогда не входило заменить собой индивидуальную и более глубокую психотерапию. Всякий тренинг посвящен лишь какой-то узкой теме и обещает эффективно решить класс психологических проблем, с нею связанных. Да и то, не столько решить, сколько помочь справиться с самыми неудобными симптомами этих проблем. Это как быстрый техосмотр — тут подкрутили, там смазали, здесь подчистили — и готово, можно еще какое-то время жить дальше. К настоящей психотерапии это не имеет никакого отношения.

Классический пример — тренинг коммуникативных навыков или, в более бытовой формулировке, тренинг уверенного поведения. Цель этого тренинга проста, понятна и достойна восхищения — за несколько часов интенсивных занятий избавить участников от неуверенности в себе. И при должном профессиональном рвении со стороны тренера эта цель действительно достигается… с некоторыми оговорками.

Как проходит типовой тренинг? Собираются в одном помещении группа товарищей по несчастью, рассаживаются и открывают рты в ожидании чуда. Выходит тренер и первым делом дает всем крепкого психологического пинка в той или иной форме. Например, спрашивает: «А че вы сюда приперлись? Вам, уродам, все равно ничего не поможет!» — или выкидывает какой-то другой неожиданный фокус, выбивающий умы участников из привычной колеи. А дальше, когда все оказываются подвешенными в этакой психологической невесомости, начинается сам тренинг — даются всякие в меру и не в меру безумные задания, которые уводят участников все дальше от их привычного душевного состояния. И продолжается это до тех пор, пока тренеру не надоест. Чем дольше, тем лучше.

А по завершению тренинга участники оказываются перед зубодробительным фактом, что на протяжении нескольких часов они вели себя сильно иначе, чем это присуще им в обычной жизни. Например, неуверенные в себе люди с удивлением обнаруживают, что могут вести себя совершенно наглым и беспардонным образом — то есть, именно так, как им бы того и хотелось. И это открытие вызывает у них эйфорию — «Я могу! Я крут! Теперь все будет иначе!» И именно за этим переживанием люди снова и снова отправляются на тренинги и платят большие деньги.

Фактически, тренинг — это психологический театр, в котором каждый участник сам для себя разыгрывает роль другого человека, более сильного, свободного и смелого. И чем большей разницы между привычным и сыгранным «Я» удается достичь, тем круче кажется тренинг. А потом занавес падает, и довольные собой участники расползаются по своим привычным психологическим норам. Им кажется, что их жизнь теперь изменится, но уже через несколько дней они обнаруживают, что блокбастер про самих себя, который они смотрели прошлой неделе, не имеет никакого отношения к реальному положению дел — они вновь вернулись к своему слабому и трусливому привычному «Я» и самостоятельно выйти за его пределы не способны.

Фокус в том, что харизматичная личность сильного тренера уже одним своим присутствием способна вызвать измененное состояние сознания у участников занятий. А при использовании специальных технических приемов и при взаимном психологическом индуцировании, когда более сильные участники подтягивают за собой более слабых, с группой вообще можно сделать все что угодно и заставить поверить в самые невероятные чудеса.

Во время тренинга участники пребывают в измененном состоянии сознания — вот главная сила всякого тренинга и главная же его слабость. При точно направленных усилиях людей можно в массовом порядке привести хоть к просветлению, что подтверждается практикой буржуйского ЭСТа.

Но когда отведенные часы занятий заканчиваются, психика автоматически возвращаться в привычное свое состояние, и все чудеса, на которые человек был способен во время тренинга, остаются только в смутных его воспоминаниях. Вернуться в то же самое состояние по своей воле он уже не может — ведь его и не учили в это состояние входить, а просто впихнули туда твердой чужой волей. Оставшись наедине с собой, недавний герой оказывается в полнейшей растерянности — еще недавно он был готов броситься в самое пекло, а сейчас ему страшно об этом даже подумать, весь героизм бесследно испарился.

По этой самой причине никакой, даже самый лучший, тренинг не способен решить какую бы то ни было психологическую проблему. Тренинг дает возможность получить опыт новых переживаний и состояний, что само по себе очень и очень ценно, но сломать тот механизм, который возвращает человека в привычное его состояние, тренинг не может. Теоретически, можно научить человека самостоятельно входить в состояние той же уверенности в себе, но даже тогда первоначальная проблема не будет решена, поскольку тот внутренний механизм, который сформировал у человека хроническое состояние неуверенности в себе, никуда не исчезнет и будет продолжать тянуть одеяло на себя.

И все-таки хороший тренинг — штука весьма полезная, если его использовать в сочетании с более глубоким исследованием личности. Дело в том, что традиционная психотерапия сталкивается с обратной проблемой — она может сильно ослабить механизмы удерживающие человека в невротическом душевном состоянии, но сама по себе она не дает человеку попробовать на вкус состояния альтернативные. И из-за этого психотерапия тоже часто оказывается неэффективной, поскольку не имея опыта в иных моделях поведения и иных состояниях, пациент по пути наименьшего сопротивления скатывается к тому, что ему просто привычнее. То есть, свобода выбора у пациента появляется, но воспользоваться ей не может, поскольку нужно протаптывать новую дорожку в жизни и своем поведение, а терапевт его к этому не подготовил. И вот здесь хороший тренинг был бы очень кстати — в качестве экскурсии в иные миры.

Так почему тренинги столь популярны, если толку от них далеко не так много, как обещается в рекламе? Да просто потому, что тренинг — это отличное развлечение. Кому-то нравится спорт, кому-то пивные посиделки, а некоторым более «продвинутым» личностям нравится играть в психологию и тешить себя иллюзией работы над собой. Именно такие персонажи составляют костяк всякой тренинговой группы — этакие психологические тусовщики, кочующие с одного тренинга на другой. Таких людей много, и поэтому проведение тренингов — это отличный бизнес. Но только это уже не психология, а индустрия экзотических развлечений.

Источник

 

Published: 24/06/15
Загрузка...

Читайте также

Comments are closed.