Позитив

Маленький рыцарь и большие разочарования

В детстве мне очень нравились игрушечные рыцари. Потому что они закованы в блестящую броню, поверх брони у них плащи с крестами, а на головах — удивительные шлемы с рогами и перьями. Но родители мне рыцарей не покупали. Покупали только бородатых и толстых славянских богатырей. А рыцарей, видимо, считали тлетворным влиянием Запада. И даже на день рождения, когда мне шесть лет исполнилось, тоже не купили мне ни одного, даже самого завалящего рыцаря. Подарили […]

В детстве мне очень нравились игрушечные рыцари. Потому что они закованы в блестящую броню, поверх брони у них плащи с крестами, а на головах — удивительные шлемы с рогами и перьями.

Но родители мне рыцарей не покупали. Покупали только бородатых и толстых славянских богатырей. А рыцарей, видимо, считали тлетворным влиянием Запада.

И даже на день рождения, когда мне шесть лет исполнилось, тоже не купили мне ни одного, даже самого завалящего рыцаря. Подарили вместо этого набор машинок «Олимпиада-80». Спору нет — очень красивые машинки, чудесные, расписные-железные, восемь штук, одна лучше другой! Но рыцари всё равно меня привлекали больше и оставались светлой недосягаемой мечтой…

А у моего детсадовского друга Сашки Щербакова был, как на грех, зеленый пластмассовый рыцарь. Плохонький, облезлый, обкусанный какой-то — грыз Сашка его, что ли, не знаю. Но мне этот рыцарь казался просто прекрасным — мужественным, смелым, бывалым бойцом, потрепанным в боях за свою рыцарскую родину. И думалось мне, что это не Сашка его погрыз, а злые драконы, которых маленький рыцарь славно победил в тяжелых изнурительных сражениях.

И в итоге я не выдержал и предложил Сашке поменять его рыцаря на одну из моих замечательных машинок. Говорю: «Саш, вот ты сам подумай — рыцарь он и есть рыцарь, чего в нём хорошего? К тому же, пластмасса — материал ненадёжный, в костёр попадёт — расплавится. А с железной машинкой ничего не случится, хоть в печку её суй». Сашке моё предложение понравилось — особенно про суй в печку — и мы немедленно обменялись.

Я прибежал домой абсолютно счастливый и пару дней восторженно игрался с рыцарем. Рыцарь поочередно вступил в битву со всеми моими солдатиками, потом — с танками и самолетами, а потом даже с импортным югославским динозавром и плюшевым одноглазым медведем Тишкой, который был больше рыцаря примерно в пятьдесят раз.

Понятное дело, в критические моменты сражений я воображал, что помогаю рыцарю побеждать врагов и мы вместе, плечом к плечу, сражаемся за честь, добро, мир и коммунизм во всём мире.

Впрочем, счастье было недолгим — мой папа зорким отцовским глазом вскоре заметил изменения в стане моих игрушек.

Заметил и говорит:
— Вижу, сынок, у тебя рыцарь завёлся… Хороший… Только покусанный… А кстати, где машинка из твоего набора «Олимпиада-80»? Из того набора, который мы с мамой с таким трудом нашли в «Детском мире», отстояли три часа в очереди и купили по баснословной цене? Было в наборе восемь машинок, а сейчас семь осталось… Не мог бы ты объяснить мне эту удивительнейшую природную аномалию?

Ну и пришлось мне во всем признаться.

Папа ругаться не стал, но посмотрел на меня так укоризненно, что у меня и рыцарь, и машинки, и всё остальное из рук выпало. Предателем, подлецом и неблагодарной сволочью себя почувствовал…

Потом, уже будучи взрослым, я много раз оказывался в таких же ситуациях. Даже ещё похуже. Увы, трудно жить так, как хочется, никого при этом не обижая и не разочаровывая. Во всяком случае, я не знаю ни одного человека, у которого бы это получалось.

Источник

 

Published: 01/10/15

Читайте также

Comments are closed.