Королева кельтов Боудикка

Эта красивая женщина с резким голосом и всепроникающим взглядом смогла отомстить великому Риму, показав своим примером, что даже с империей можно бороться. Мало кто мог решиться пойти против римского легиона — это было равносильно самоубийству и верной гибели всего государства. Но находились герои, которых не смущало превосходство римской армии. Среди этих отчаянных и отважных отдельно стоит имя Боудикки (лат. Boadicea). Женщины, которая смогла поднять восстание, поведя за собой 230 тысячную армию.

Боудикка

Описание этой женщины можно найти либо у Тацита, либо у Диона, хотя у обоих оно практически одинаковое. Оба они отмечают, что Боудикка была королевских кровей, очень высокого роста и «обладала умом гораздо большим, чем обычно женщины». У неё были рыжие прямые волосы, ниспадающие ниже талии, резкий, громкий голос и всепроникающий взгляд. Обычно она носила цветную тунику, массивное шейное украшение из золота (возможно, шейную гривну, у кельтов называющуюся «торквес»), а также плащ, заколотый брошью.

В 16 лет Боудикка стала женой Просутага — вождя племени иценов, которые тогда заселяли регион Древней Англии, и родила ему двух дочерей. Её муж, Прасутаг, был тигерном иценов, населявших земли в районе современного Норфолка. Эти земли фактически не были подконтрольны Риму, поскольку во время завоевания Британии императором Клавдием в 43 году ицены вместе с десятью другими племенами (Прасутаг, вероятно, тогда уже был тигерном) присоединились к его войскам в качестве союзников. В 47 году, во время попытки Публия Октория Скапулы разоружить их, они смогли отстоять своё право на независимость. Прокуратор поручил Прасутагу, как королю-клиенту, охрану близлежащих морских и речных путей, особенно, устьев рек. Прасутаг был старше своей жены и прожил долгую жизнь.

Согласно Тациту Царь британского племени иценов – Прасутаг, «славившийся огромным богатством», назначил в завещании своими наследниками римского императора и двух дочерей, «рассчитывая, что эта угодливость оградит его царство и достояние от насилия. После внезапной смерти Просутага всю казну, перешедшую Боудикке, римские солдаты тут же разграбили, а имущество семьи конфисковали. Когда местные жители потребовали от римлян справедливости, те прилюдно на площади высекли Боудикку плетью. Но и этого им показалось мало. Пока Боудикка лежала без чувств на эшафоте, римские легионеры изнасиловали её дочерей. У всех видных иценов отнимается унаследованное от предков имущество (словно вся эта область была подарена римлянам), а с родственниками царя начинают обращаться как с рабами.

И тогда возмущённые ицены решили организовать восстание, а оскорблённая Боудикка выказала свою готовность возглавить эту войну. Она непрерывно молилась и делала жертвоприношения богине победы, которой в то время считалась Андраста.

Основной целью восставших был город Камулодунум (Колчестер). Его осадили и легко — всего за 2 дня — взяли. Римский военачальник Цериалис попытался дать отпор армии иценов, но не смог и бежал в Галлию.

2-boudica-rc-bailey_6db2879b13a25a5ce79794b9fed0bccd_734

Узнав о восстании, Гай Светоний поспешил на защиту провинции. Его целью было защитить заложенный римлянами в 43 Лондиниум (совр. Лондон). Однако, видя, что подготовиться к осаде он не успеет и помня о поражении Петилия, он решил оставить город, чтобы спасти остальное. Лондиниум был оставлен на милость восставших, которые сожгли город, разграбили его и вырезали всех, кто не ушёл с римлянами.

Кассий Дион более подробно описывает месть Боудикки за то, что ее исхлестали плетьми, и за насилие над ее дочерьми, за издевательство над ее народом:

«Те, что были захвачены в плен бриттами, были подвергнуты всем известным видам поруганий. Наихудшее и самое зверское злодеяние, совершенное мятежниками, было следующим. Они подвешивали самых благородных и именитых женщин обнаженными, затем отрезали им груди и пришивали к их ртам, чтобы казалось, будто жертвы поедают их; после этого они насаживали женщин на острые колья, пронзавшие их насквозь во всю длину тела. Все это они совершали, сопровождая жертвоприношениями, пиршеством и развратом во всех своих священных местах, но особенно в роще Андате». Следующим разрушенным городом был Веруламиум (совр. Сент-Олбанс). В трёх городах было убито около семнадцати тысяч человек. Пленных не брали. Кассий детально описывает события, говоря, что простых людей вешали, резали, поднимали на крестах, а благородных, особенно женщин, убивали жестокими способами, принося их в жертву богине Андрасте.

Предводитель римской армии Гай Светоний Паулин сгруппировал свои силы в Уэст-Мидлендсе. С флангов позиции были окружены лесом. Его силы насчитывали более 10 000 человек, среди которых были четырнадцатый легион, подразделениядвадцатого легиона и множество ополченцев. Однако войска Боудикки во много раз превосходили силы Светония.

Тацит пишет, что Боудикка управляла своими войсками с колесницы, обратившись перед битвой к своим людям с речью, в которой просила считать себя не царицей, которая мстит за потерянное царство, а обычной женщиной, мстящей за своё избитое плетьми тело, за поруганное целомудрие дочерей. С её слов, боги были на их стороне, один легион, решившийся противостоять им, они уже разбили, разобьют и другие.

545px-Pictures_of_English_History_Plate_IV_-_Boadicea_and_Her_Army

Однако римляне, более умелые в открытых сражениях, противопоставили числу умение. В начале сражения римляне обрушили на бриттов, рвавшихся к их рядам, тысячи дротиков. Те римские солдаты, которые избавились уже от дротиков, плотными фалангами разбивали вторую волну бриттского наступления. После этого фаланги были построены клиньями, которые с фронта ударили по бриттам. Не выдержав натиска, бритты побежали, однако путь к отступлению был закрыт обозом с их семьями. Там, у обозов, римляне настигли противника и устроили беспощадную резню.

Тацит пишет, что увидев поражение, Боудикка приняла яд чёрного болиголова. Согласно же Диону Кассию, она заболела после поражения и вскоре умерла.

Страх перед мятежным духом Боудикки остался у римлян до конца их пребывания в Британии. Так царица своей гибелью добилась для бриттов человеческого отношения со стороны завоевателей. Отныне римляне в Британии больше помышляли о защите своих владений, чем об угнетении туземцев и новых завоеваниях.

 

Ты также оценишь: