Самые большие советские утопии. Часть 2

В первой части мы писали о том, что собой представляют самые большие советские утопии, такие например, как полный отказ от денег или попытка скрещивания обезьяны с человеком. Продолжение будет не менее интересным! Итак:

5

Педология

BC2_1407688966

В 20-х годах была популярна идея о том, что семья как общественный институт угасает, и воспитанием детей должны заниматься государственные интернаты. Советский строй должен был создать принципиально нового человека. При этом воспитание планировалось вести на строго научной основе, при помощи сплава педагогики и психоанализа.

Такой, на первый взгляд, прогрессивный подход некоторое время являлся парадоксом Советского Союза – детей сортировали по признаку их одарённости, что не согласовывалось с идеей всеобщего равенства и практикой группового воспитания. Тесты, которые применялись для определения умственных способностей, показывали, что дети рабочих часто справляются с интеллектуальными задачами хуже, чем отпрыски классово чуждых семей.

Так или иначе, коммунистические специалисты по «переделке человека» взялись за дело решительно. Один из лидеров педологии, П. Блонский, писал: «Как животновод в своей деятельности опирается на зоологию, так и педагог должен опираться на педологию» и «наряду с растениеводством и животноводством должна существовать однородная с ними наука — человеководство».

Задачи перед советскими воспитателями ставил лично Н. Бухарин. «Та глубокая реорганизация, которую мы называем культурной революцией, имеет свой социально-биологический эквивалент вплоть до физиологической природы организма». Нет таких крепостей, которые не смогли бы взять большевики!

Выразительнее всех был нарком просвещения А. В. Луначарский: «Педология, изучив, что такое ребенок, по каким законам он развивается, тем самым осветит перед нами самый важный процесс производства нового человека параллельно с производством нового оборудования, которое идет по хозяйственной линии».

Педология широко распространилась в стране. Многие поклонники новой науки даже считали необходимым полностью заменить педологами педагогов. Главный педолог страны, А. Залкинд, имел очень своеобразные взгляды на психологию. Об этом можно судить по разработанной им детальной системе, которая называлась «двенадцать заповедей половой жизни». Их смысл в том, что энергия пролетариата не должна отвлекаться на бесполезные для его исторической миссии половые связи. «Половое должно во всем подчиняться классовому, ничем последнему не мешая, во всем его обслуживая. Поэтому до брака, а именно до 20-25 лет, необходимо половое воздержание; половой акт не должен повторяться слишком часто; поменьше полового разнообразия; половой подбор должен строиться по линии классовой, революционно-пролетарской целесообразности; не должно быть ревности».

Последняя, 12-я и самая главная, заповедь гласила: класс в интересах революционной целесообразности имеет право вмешиваться в половую жизнь своих членов. В 1924 году лишь 9% одесских школьников 7—12 лет давали правильные ответы на вопрос, кто такой Ленин. Единицы могли объяснить, кто такие коммунисты и чего они хотят. В целом на элементарные вопросы анкеты, касающиеся социально-политических представлений, дети давали всего 8% удовлетворительных ответов. Вмешательство в эту плачевную ситуацию педологов привело к следующим результатам: через два с половиной года обучения по новым программам к 52% ответов „смутных», „абсурдных» и „не знаю» добавилось 34% ответов, характеризуемых как „трафаретные» — внешне правильные, но являющиеся лишь зазубренной формулой, значения которой ребенок не понимает. Вместе с тем ничто не предвещало того удара, который настиг педологию в 1936 году.

В один прекрасный день группа педологов посетила школу, где учился маленький Вася Сталин. Его, как и других детей, протестировали. Выяснилось, что умственные способности у сына вождя крайне умеренные. Вскоре вышло постановление ЦК ВКПб «О педологических извращениях в системе наркомпросов». А.Б. Залкинд после оглашения на партсобрании данного постановления вышел на улицу и умер от инфаркта.

Революционный суд

134905_600_1410599081

Одним из первых мероприятий советской власти стали упразднение судебных учреждений и установление пролетарского суда, который должен был руководствоваться «революционной совестью и социалистическим правосознанием». Старый суд, «окаменелый и косный», казался либералам недостаточно справедливым — и вот, наконец, наступило царство справедливости. На самом деле к началу ХХ века судопроизводство в России было одним из самых совершенных в мире. Оно прочно опиралось на римское право и на законы, кодифицированные усилиями Михаила Сперанского ещё при Николае I. Всё это было разрушено в один миг. Полному уничтожению подверглись жандармерия, полиция, тюрьмы и суды. В истории страны был один день, когда в тюрьмах не было ни одного человека.

Одним из первых стихийно возникших «революционных судов» был Петроградский суд Выборгского района. При разборе дел в заседании суда могли принимать участие все присутствовавшие в зале судебного заседания. Решение тоже выносилось с учетом мнения выступающих. Понятие преступления рассматривалось очень своеобразно. Защитник на одном из процессов дал курьеру «на чай» — и из адвоката тут же, не выходя из зала суда, превратился в подсудимого. Распущенные судебные учреждения упорно не желали сдаваться. Революционные матросы разгоняли их силой, изымали и уничтожали архивы и денежные ведомости, однако суды держались до последнего. В Тюмени выездная сессия Тобольского окружного суда заседала 15 января 1918 г. — с присяжными заседателями, приводящим их к присяге священником и прочими непременными атрибутами старого суда. Однако суд по «революционной совести» — проще говоря, произвол и самосуд — уже царствовал во всей Империи.

Основоположником новой юриспруденции стал Пётр Иванович Стучка. Ему действительно удалось ввести в судебную систему нечто принципиально новое. Во-первых, он отменил само понятие преступности. «Возьмём пьяницу, даже не пьяницу, а просто крестьянина, который напился «вдрызг» и в драке убил случайно того или другого. Если крестьянин совершил убийство по бытовым побуждениям, мы этого убийцу могли бы отпустить на свободу с предупреждением, ибо мы, по данным дела, уверены, что во второй раз он не совершит убийства. И наоборот, кулак, эксплуататор, даже если он формально и не совершал никаких преступлений, уже самим фактом своего существования в социалистическом обществе является социально вредным элементом и подлежит изоляции.» Во-вторых, Стучка отменил понятие закона. «Наше намерение вовсе не заключается в том, чтобы сделать из студентов законников, а, наоборот, в том, чтобы сделать людей, свободных от фетишизма закона.»

О том, как воплощалась в жизнь концепция нового правосудия, сохранились многочисленные воспоминания очевидцев. «…Мне хочется вспомнить одного из «государственных деятелей». Это был председатель станичного Совета станицы Славянской, представлявший в своем лице высшую государственную власть в селе. В той же станице в должности следователя по уголовным делам работал один из дореволюционных судебных следователей Донской области. По какому-то делу ему нужно было допросить в качестве свидетеля председателя местного Совета Майского. Он послал ему повестку, и на следующий день к следователю пришел одетый в высокие сапоги, синие «галихве» с красными донскими лампасами, в залихватской донской смушковой шапке с красным верхом и в пиджаке Майский. В старое время в Донской области как-то орудовала шайка «степных дьяволов». Они нападали на хутора, вырезали целые семьи, поджигали пятки свечкой, выпытывая деньги. Они были переловлены, осуждены и получили каторгу. Следователь сразу узнал вошедшего. Это был один из главарей шайки, которого он допрашивал в свое время. Тот его тоже узнал, но вида они не подали. Правда, следователь на следующий день «заболел» и перевелся в другое место». Таких документальных свидетельств — сотни и тысячи.

«Отдел розысков и обысков при ревтрибунале, а также комиссары при производстве обысков отбирали вещи и продукты совершенно беззаконно, на основании лишь личных соображений и произвола, причем, как видно было из переписок по дознаниям, отобранные предметы исчезали неизвестно куда». «В глухую станицу Старо-Джерелиевскую тайно ночью пришел отряд частей особого назначения (ЧОН) в количестве пятнадцати человек. Наутро председатель столичного Совета, бывший клоун бродячего цирка «Рыжий», алкоголик, созвал на площади митинг. С дощатой наскоро сколоченной трибуны он, охрипшим пьяным голосом, ораторствовал о власти Советов, о воле народа и о врагах нового строя, затем стал называть некоторые фамилии по списку и спрашивал собравшихся: «Хороший это человек? Кто «за», подымите руку». В списке он делал отметки тем, за кого было подано много голосов. Присутствующие не подозревали, что они выносят смертный приговор». «В 1923 году в станице был украден у кого-то мешок пшеницы. Подозрение пало на одну вдову, мать троих детей. Поймав в степи дочку этой вдовы, бывший начальник чоновцев стал ее допрашивать. Та не сознавалась. Чоновец стал бить ее кнутом, но признания так и не получил. Тогда он связал ее ноги вожжами и опустил в степной колодец вниз головой, затем извлек ее оттуда, посиневшую, с рубцами от кнута на теле, и тут уже девочка «чистосердечно» призналась в краже и указала на мать. Сев на фуру, чоновец погнал в станицу и подъехал к хате подозреваемой. Та сидела на завалинке. Чоновец вскинул винтовку и выстрелил. Пуля попала в печень, и в страшных мучениях женщина на заходе солнца умерла. Двое девочек, бывших дома, от ужаса спрятались в русской печи и закрылись заслонкой. Убийца произвел обыск в хате, но никаких следов кражи не обнаружил. Он добрался и до русской печи, вытащил оттуда обезумевших девочек, при допросе порвал на них одежду, вырвал часть волос, и девочки «сознались».

Страна не могла существовать в состоянии хаоса и произвола. Советский суд медленно дрейфовал в направлении того состояния судопроизводства, от которого он отказался в 17-м — в сторону классической, «буржуазной» законности. Стучка был ликвидирован соратниками в 32-м году. По официальной версии — «наколол ногтевую фалангу второго пальца правой руки и умер от заражения крови». Другие идеологи «новой законности» были расстреляны в начале 30-х. Однако идея «народного правосудия» ещё долго тревожила советскую юриспруденцию.

Мичуринская генетика

image001

Вопреки своему названию, к Мичурину эта аграрная школа имела только косвенное отношение. Её автором и вдохновителем был Трофим Денисович Лысенко, обещавший в кратчайшие сроки накормить страну и посрамить «буржуазных» генетиков. «Лысенковщина» стала триумфом для советской пропаганды и, как выяснилось, настоящим бедствием для науки. Деятельность Лысенко стала образцом политизации и, таким образом, профанации науки. Во Франции либерально-консервативной организацией «Club de l’Horloge» была учреждена «Премия Лысенко» Эта анти-премия вручается «автору или лицу, которые своими произведениями или деятельностью внесли образцовый вклад в дезинформирование в области науки или истории, используя идеологические методы и аргументы».

Научные взляды Трофима Денисовича в полной мере отвечали положениям большевистского марксизма. Советские идеологи говорили, что намерены воспитать «нового человека», на физиологическом уровне переделать его путём изменения условий его существования. Теория Лысенко подтверждала, что такие изменения возможны и даже неотвратимы. Трофим Денисович в корне опровергал поговорку «осинка не родит апельсинку»: «Теперь уже накоплен большой фактический материал, говорящий о том, что рожь может порождаться пшеницей, причем разные виды пшеницы могут порождать рожь. Те же самые виды пшеницы могут порождать ячмень. Рожь также может порождать пшеницу. Овес может порождать овсюг и т. д.» Лысенко обладал сразу двумя важными в его времена достоинствами — имел крестьянское происхождение и умел общаться с прессой, сообщая корреспондентам сногсшибательные новости из мира науки. Именно Трофим Денисович послужил прототипом Амбруаза Амвросиевича Выбегалло, персонажа повести братьев Стругацких «Понедельник начинается в субботу». Трофим Лысенко объясняет крестьянам филогенетику С именем Лысенко связана политическая кампания преследования и шельмования генетиков, отрицания генетики и запрета генетических исследований в СССР. Именно лысенковщина привела к аресту и гибели одного из крупнейших в мире учёных-генетиков, Николая Ивановича Вавилова. Участь Вавилова иллюстрирует, какими чуждыми закону соображениями руководствовались советские вершители судеб. Он не был расстрелян только потому, что за него вступился академик Д.Н. Прянишников, аспиранткой которого была жена Берии, и Лаврентий Павлович лично подписал помилование. Впрочем, это только продлило предсмертную агонию умершего в тюрьме от истощения и болезней Николая Ивановича.

Лысенко, как и партия большевиков, был прежде всего агитатором и организатором. Его биография позволяет проследить, каким путём он достигал научного Олимпа. Метод прост: взять на себя повышенные обязательства — например, в кратчайшие сроки вывести чудо-пшеницу с заданными свойствами — и в нужное время отрапортовать о том, что задача выполнена. То, что сорт оказывался по всем параметрам слабым, уже никого не волновало, да и мало ли на что можно было списать последующие неурожаи.

Работу Лысенко курировал сначала лично Сталин, затем — Хрущёв. Трофим Денисович оказался полезным человеком даже несмотря на то, что результаты его работы со временем были признаны неудовлетворительными. Хотя пшеница не стала расти так, как было угодно генсекам, в лице Лысенко и его последователей коммунисты вывели новую породу учёных — боевитых, нахрапистых, склонных к шарлатанству и отзывчивых к коньюнктуре.

Лунная база

s12

В 1974-76 годах советские учёные разработали программу размещения на Луне постоянно действующей базы-лаборатории. «Космическая гонка», соревнование космических технологий СССР и США, началась с запуском советского спутника и длилась почти двадцать лет, до середины семидесятых годов. В конце шестидесятых разыгрался один из самых напряжённых и драматических её эпизодов — «лунная гонка». Несмотря на то, что советский приоритет по высадке человека на Луне был утверждён на бумаге в 64-м году и высадка планировалась на 68-й, советской космической отрасли в конце 60-х катастрофически не везло. Умер Королёв. Погиб Комаров, первый претендент на сложную лунную высадку. Разбился Гагарин — и существует теория, что Гагарин погиб не в ходе тренировочного полета на учебном самолете, а несколькими днями ранее на новом космическом корабле советской лунно-облётной программы 7К-Л1. В 68-м взорвалась на старте ракета-носитель «Протон». Эти трагедии и множество мелких неприятностей обрушились на СССР в короткое время, не позволив добиться поставленных задач. Результатом стало то, что 21-го июля 69 года Нил Армстронг вышел на поверхность Луны первым из людей. Чтобы вернуть утраченные позиции космического лидера, Советскому Союзу было нужно было осуществить экстраординарный проект. Таким амбициозным и дерзким замыслом стал план размещения на луне постоянно действующей базы с людьми. «Высадиться и пройтись по Луне — не штука, а вот не хотите ли на Луне поселиться, господа капиталисты?» — этот риторический вопрос снимал все вопросы относительно лунного приоритета. Устройство советской постоянно действующей базы на Луне полностью затмило бы успех американцев. Кроме того, на Луне есть особое вещество, один из изотопов гелия, которого нет на Земле и который мог бы эффективно использоваться для создания особых термоядерных реакторов. И, наконец, лунная экспедиция позволила бы провести исследования в области планетологии, астрофизики, медицины и биологии, производства новых материалов и газов в лунных условиях.

Для реализации этой идеи должна была быть создана ракета-носитель сверхтяжёлого класса, получившая название «Вулкан».

«Вулкан» выводил бы на низкую околоземную орбиту 230 тонн полезного груза, из них 60 тонн — на траекторию полёта к Луне, и 22 тонны — непосредственно на поверхность. «Ракета-носитель «Вулкан» решала практически все проблемы пилотируемой транспортной операции полета на Марс. Он тогда был не так далек от нас» — писал в своих мемуарах главный конструктор разработки Борис Иванович Губанов. Проект лунного городка был готов в мельчайших деталях. Это поселение даже получило имя, было названо в честь одного из основоположников российской космонавтики и большого поклонника идеи освоения Луны, Владимира Павловича Бармина — Барминград.

В дальнейшем специальная комиссия Академии наук постановила, что реализацию программы лунной лаборатории необходимо приостановить как минимум до начала следующего века. Этот перспективный проект был признан неподъёмно затратным. Однако Борис Евсеевич Черток, сподвижник Королёва и один из крупнейших деятелей космической промышленности СССР, вспоминает, что ситуация с финансированием стояла вовсе не так остро, и освоение Луны было делом вполне реальным. Битва за лунную экспедицию продолжалась в кабинетах РАН и кулуарах правительственных учреждений ещё много лет. В конце концов, вполне реально было обойтись и без ракеты-носителя «Вулкан». Вот отрывок из мемуаров Б. Чертока, в котором он описывает события, относящиеся к 1977 году: «В кабинете Бушуева я слушал его комментарии к плакатам и схемам проекта лунной базы-станции. – Теперь ты веришь, что все корабли и модули при нашей мощности в 43 000 человек и полмиллиона у смежников мы лет за пять можем сделать и утереть нос американцам, которые по глупости своей закрыли «Сатурн» и надолго, если не навсегда? Бушуев и Прудников меня действительно убедили в реальности проекта, даже если не будет создана новая ракета-носитель «Вулкан».

В чём же на самом деле была причина того, что СССР отказался от этой перспективной идеи? Почему один из лучших научных и промышленных проектов в истории человечества так и остался роскошной утопией? Возможно, когда-нибудь этот вопрос снова станет актуальным.

Эликсир молодости

sS103XvMY7o

В истории Советского Союза не было периода, когда бы перед высшими партийными чиновниками не маячила перспектива в ближайшее же время получить доступ к эликсиру бессмертия. Советские руководители всегда покровительствовали геронтологам. Учёных, обещавших прорыв в науке о бессмертии, было много. Они изобретали самые причудливые теории и новые более или менее эффективные препараты, но неизменно разочаровывали своих покровителей.

Первым масштабные эксперименты начал Александр Богданов, в начале 20-го века — ближайший соратник Ленина, человек, которого многие исследователи называют основателем РСДРП. С 1926 по 1928 год он служил директором Института гематологии и переливания крови, в котором работал над проектом «кровного братства» коммунистов — люди различных возрастов должны были регулярно обмениваться кровью, что, по замыслу Богданова, позволило бы достичь вечной молодости и богатырского здоровья. Александр Александрович добился поразительных результатов в применении своего метода, однако умер во время переливания крови и, скорее всего, его смерть не была случайной.

Эликсир молодости разрабатывал также лечащий врач Ленина, доктор Залманов. Его метод заключался в применении скипидарных ванн. Хотя скипидар не был панацеей от болезней и старости, метод себя оправдывал и его охотно применяли кремлёвские руководители до тех пор, пока один из них не обжёг скипидаром своё мужское достоинство. В 1936 году в присутствии нескольких видных врачей Сталин сказал, что учёные «много занимаются теорией, мало дают в практику и не занимаются проблемой продления жизни». Вскоре после этого замечания проблема продления жизни стала одной из приоритетных в исследованиях советской медицины. Все понимали, чью именно жизнь нужно продлевать. Ю. Мухин в книге «Убийство Сталина и Берия» приводит эпизод, как, будучи ещё студенткой медицинского факультета, ставшая позднее известной в связи с «делом врачей» Л. Тимашук привлекла к себе внимание обращением в правительство с призывом об организации конкурса на изыскание «средств продления жизни т. Сталина, бесценной для СССР и всего человечества». Хорошее средство разработал профессор Харьковского университета Василий Яковлевич Данилевский. Препарат назывался Спермоль и был изготовлен из вытяжки семенной жидкости животных. Употребление Спермоля приводило к омоложению организма, укрепляло нервную систему, улучшало работу органов половой сферы, и средством охотно пользовались обитатели Кремля. Долгое время надежды стареющих вождей были связаны со старой большевичкой, соратницей академика Лысенко Ольгой Лепешинской. На страницах партийной печати она доказала, что клетки тела возникают из «живого яичного вещества», и за это своё эпохальное открытие получила Сталинскую премию. «Придет время, — говорила Ольга Борисовна, — когда для каждого советского человека 150 лет будут еще не пределом жизни в нашей стране, расцветающей под солнцем сталинской Конституции». Такое богатырское здоровье советских людей она таинственным образом связывала с «живым веществом» и содовыми ваннами.

Несбыточность утопии о долгой жизни коммунистических вождей заключалась даже не в трудностях борьбы со старением, а во внутриполитической обстановке того времени. Редкой удачей можно было считать уже то, что человек дожил до старости и умер своей смертью. Тем не менее, работы по изобретению «эликсира молодости» продолжались. Крупной фигурой в деле изучения возможности активизации жизненных сил организма был патофизиолог Александр Александрович Богомолец, соратник и единомышленник Александра Александровича Богданова. После смерти Богданова Богомолец заменил его на посту директора Института крови. Он изобрёл антиретикулярную цитотоксическую сыворотку (АЦС). Это было небесполезное лекарство, значение которого, тем не менее, сильно преувеличивалось. В прессе его стали называть средством от всех болезней, душевных недугов и старости. Самого Богомольца газеты называли «рыцарем социалистической науки», чему он и сам в большой степени способствовал. Склонность к таким высокопарным выражениям, как «я взял старость в осаду» или «нашёл ещё лазейку в броне, окружающей смерть» была слабостью Александра Александровича.

В 37-м году он открыл при Украинской Академии наук центр по изучению феномена долгожительства. В кавказские регионы, особенно на пляжи солнечной Абхазии, один за другим потянулись экспедиции геронтологов. Работа надо изучением закономерностей долгой жизни кипела день и ночь, среди местных стариков были найдены люди в возрасте 130, 150 и даже 180 лет. Закономерность, впрочем, была одна — ни у кого из них не было документов о рождении. По результатам исследований Богомолец написал солидный труд «Продление жизни» — и умер в возрасте 65 лет. Сталин, узнав о кончине академика, в ярости воскликнул: «Обманул, сволочь!».

Существуют убедительные версии, что Сталину «помогли» уйти из жизни. Сколько ему было отмерено природой, узнать невозможно, как и то, что сам Иосиф Виссарионович по этому поводу думал. Интересен рассказ американского посла в Москве Гарримана: «Я спросил у Хрущева, назначал ли Сталин преемника. Хрущев улыбнулся и ответил: «Сталин никого не назначал. Он думал, что будет жить вечно».

Источник

Ты также оценишь: