На лыжах по асфальту: Люди, козлы и сказочные драконы популярной австрийской деревушки

 

Первое, что видишь, подъезжая ранним утром к этой популярной австрийской деревушке, окруженной зелеными лиственницами, изумрудными полями и цветущими лугами (все как положено довольно теплым летом), — это щурящихся от августовского солнышка спортсменов в облегающих комбинезонах, с длинными чехлами для беговых лыж. Лыжники спорым шагом покидают отель Ramsauer Alm, рассаживаются по своим авто и отправляются в сторону гор. А именно — Северных Известняковых Альп.

detail_2787452eda0ffe19b031ff31d72047b3

Гора трех земель Рамзау-ам-Дахштайн

Вероятно, кто-нибудь другой на моем месте чрезвычайно удивился бы лыжам на асфальте, но, поскольку мы приехали в Рамзау ровно с той же целью, что и наши соседи по отелю, и с точно таким же лыжным чехлом, удивления у меня они не вызвали. Все лыжники и биатлонисты-профессионалы в России, начиная со «сборников», а также отчаянные любители, которые не могут дождаться, пока на родине ляжет хотя бы пара сантиметров снега, хорошо знают эту деревню.

Неподалеку от нее возвышается гора Дахштайн, один из объектов природного наследия ЮНЕСКО: плато на этой горе круглый год покрыто снегом и достаточно плоское для того, чтобы на нем можно было продолжить петли беговой лыжни.

Кстати, у Дахштайна есть и еще одна примечательная особенность: она называется Drei-Länder-Berg («Гора трех земель»), поскольку, словно узел, «стягивает» территории трех австрийских земель: Штирии, Зальцбурга и Верхней Австрии.

От местного райцентра, городка Шладминга (более всего знаменитого тем, что в нем родился бывший губернатор Калифорнии и заслуженный Терминатор Голливуда Арнольд Шварценеггер), до горы — полчаса на автобусе. Однако ходит этот автобус раз в час. В остальное время — такси от вокзала в Шладминге (цена за дорогу в один конец до подъемника канатки — 30 евро). Железная дорога соединяет его с крупными австрийскими городами — Веной, Грацем, Зальцбургом, но надо учитывать, что, в отличие от соседней Швейцарии, поезда в Австрии иногда опаздывают. Так как почти любое сколько-нибудь долгое путешествие поездом здесь сопряжено с пересадками, и вместе с поездом можно опоздать на пересадку, это обстоятельство нужно учитывать в планировании, скажем, обратного пути в аэропорт. Ну, или брать авто напрокат, что существенно упрощает жизнь.

Карточный долг

Туристам, останавливающимся в отеле или сертифицированных гостевых домах Шладминга, Рамзау и других деревенек в долине, выдают так называемую Sommercard — именную пластиковую карту с личной подписью и датами пребывания. Все время, обозначенное на карте, туристы бесплатно пользуются муниципальным транспортом (тем же автобусом до подъемника на Дахштайн), бесплатно проезжают на автомобиле по частной дороге до подъемника, отдыхают на муниципальном пляже у небольшого озерка с очень холодной водой (там есть небольшая вышка для прыжков в воду, кафе и разные детские аттракционы) и получают другие скидки и бонусы.

 

pic_f0d9804bfde4e9cd7900208c115e5e05

К сожалению, на подъемник скидка не распространяется: билеты на него довольно дороги, потому что плато Дахштайн пользуется большой популярностью у туристов круглый год. Билет на один день для взрослого хайкера стоит 36 евро, для ребенка — 18,5 евро. Беговым лыжникам прокатиться на гондоле обойдется дороже: взрослому 37 евро, ребенку — 19. Если покупать билеты на неделю, месяц или целый сезон — скидка, однако это предложение актуально скорее для местных. Недельный «взрослый» лыжный абонемент обошелся в 199 евро (такой же детский билет стоит вдвое дешевле).

Лучшее — детям

Детей в Рамзау вообще любят и ждут. Везде и всюду их встречает местный сказочный герой Кали — то ли дракончик, то ли динозаврик. Он был символом чемпионата мира по лыжному спорту 1999 года, после которого село обзавелось не только этим Кали, но и ультрасовременной на тот момент (и регулярно подновляемой по сей день) лыжной инфраструктурой, включая стометровый трамплин для прыжков, который работает даже летом.

Один из Кали стоит на смотровой площадке на высоте 2700 метров: возле него ребята фотографируются. Это, кстати, развлечение для смелых: часть площадки с прозрачным полом из нескольких слоев стекла языком выступает над пропастью. Как бы ты ни храбрился, а коленки подрагивают. После прохода по «языку» самые смелые могут пройти по такому же прозрачному мостику и осмотреть ледяной грот. Как и собственно многометровый глетчер, «подушка» для круглогодичных горнолыжных и лыжных трасс, пещера с ледяными стенами признана наследием ЮНЕСКО. В общем и целом пещера как пещера, но детям нравится.

Готовь лыжи летом

Мы, впрочем, приехали не ради пещер и даже не ради видов (хотя они впечатляют в любое время года, за исключением дней, когда все плато затягивает облачностью — туманом, плотным, как молоко, ограничивающим видимость несколькими метрами). Мы приехали кататься. А чтобы кататься летом на Дахштайне, нужно иметь не только собственный лыжный инвентарь и экипировку (проката летом нет), но и определенную подготовку и навыки. Снег, конечно, в августе есть, но под лучами летнего солнца он быстро превращается в льдистое зерно, которое достаточно тяжело лопатить при беге коньковым ходом (плюс еще учитывая высоту и разреженный воздух). Поэтому даже «конькистам» из начинающих проще ходить по лыжне, проложенной на леднике длинными петлями общей длиной около двух километров. Ее исправно прокладывали даже аномально жарким летом 2014 года, когда лыжников приезжало очень мало, а снег был очень «теплым». Так что мы привезли лыжи для классического хода и мази для температуры плюс 5.

 

Чтобы застать более или менее годную лыжню, подниматься лучше всего уже на первой же гондоле, в 07:45 — до лыжни еще нужно дойти, это занимает около 15-20 минут. В зависимости от погоды может понадобиться либо непромокаемая куртка поверх термобелья, либо, наоборот, короткие беговые легинсы и футболка. В случае если небо безоблачно и солнце жарит вовсю, можно здорово обгореть, как всегда в горах, так что солнцезащитными средствами нужно непременно запастись. В крайнем случае, купить (задорого) в сувенирной лавке у верхней станции подъемника.

Из зимы в лето

Впрочем, местным климатические сложности нипочем: пыхтя на лыжне с глубоко ветеранской скоростью, мы увидели неподалеку спортсмена в весьма странных на первый взгляд лыжах, некой смеси беговых и горных. Это был ски-альпинист: такой спортсмен сначала взбегает в гору на лыжах, а потом скатывается вниз по фрирайдерским спускам. Физическая подготовка для такой активности вполне достойна Айронмена.

В основном на Дахштайн поднимаются обычные хайкеры и альпинисты. Альпинисты взбираются по скалам, где проложены специальные маршруты (впрочем, как-то довелось наблюдать, как застрявшего на подъеме экстремала вызволяли с помощью вертолета местных горноспасательных служб), а хайкеры либо поднимаются по пешему маршруту от нижней станции канатки до середины горы (там есть смотровая площадка и ресторан), либо на верхнюю станцию и уже оттуда штурмуют заснеженную вершину. Подъем долгий, но не самый сложный: на него идут пожилые люди, туристы с детьми и даже энтузиасты с собаками на поводке. Зимой ко всем этим активностям прилагается, само собой, катание на горных лыжах и сноуборде.

 

pic_1c4dcd451e5d9b915d8d27c280145ec7

Когда солнце поднимается высоко, дорога назад к подъемнику превращается в снеговую кашу (в 2014 году из-за уже упомянутой аномальной жары верхний слой снега подтаял, и обнажились широкие и глубокие трещины глетчера; их отмечают вешками, чтобы хайкеры не сходили с оборудованной и безопасной дороги в сторону и не провалились). Этого лучше не дожидаться и вернуться к канатке часов до 11. Дальше — спуск и летние активности. Их, кстати, в Рамзау тоже довольно — от ярмарки деревенских продуктов до живой музыки в кафе на пляже и кантри-рок фестиваля в Шладминге.

В центре Рамзау на лыжном стадионе стоит самый большой Кали, а заодно размещается крытый муниципальный бассейн (билет для взрослого с посещением плавательной зоны и сауны — 16 евро за 4 часа, 24 евро за день, детский билет — 8 и 14 евро соответственно). Кали чуть поменьше ждет всех гостей села, а особенно детей, у пляжа: там расположен летний слалом (чем-то напоминающий американские горки, но менее экстремальный — спуск с горы по зигзагообразным полозьям на небольших тележках с сиденьями) и панда-парк.

От центральной площадки всех этих аттракций поднимается тропа для детского хайкинга: маршрут рассчитан на пару часов хода дошкольника. Чтобы ему не было скучно, на пути то и дело попадаются фанерные раскрашенные фигуры сказочных героев, лавочки, избушки и динамики — можно бесплатно нажать кнопку и послушать сказку братьев Гримм или Шарля Перро. Правда, только по-немецки. А еще ближе к вершине горы у самой дороги можно обнаружить черничные поляны. Промысловый сбор ягод и грибов на горе запрещен, но, если ребенок сорвет и положит в рот пару ягод, родителей никто не накажет.

Лыжные трассы, проложенные в Рамзау к чемпионату 1999 года и возобновляемые каждую зиму, летом превращаются в беговые дорожки с достойным количеством подъемов. Они приятны тем, что проходят по лесу: солнце не печет, и время от времени можно увидеть белку или дикую косулю. Те, кто любит потяжелее — например, те же российские «сборники», — делают лыжную прыжковую имитацию: взбегают в гору с палками. А пожилые туристы ходят с палками по ровным дорожкам, но подолгу: для норвежской ходьбы в селе и окрестностях проложены специальные маршруты с красивыми видами.

По собственному опыту заключу, что бегать и ходить в горах лучше с картой: одна из долгих и приятных пробежек по горам закончилась возвращением домой на такси — на обратный бег вверх по серпантину меня бы не хватило. Опытные лыжники тренируются на лыжероллерной трассе с дорожками разной степени сложности, проложенными в потрясающе живописном, поистине билибинском лесу — с замшелыми лиственницами и сказочными мухоморами. На некоторых фермах при гостевых домах держат верховых лошадей для любителей конного спорта.

 

Впрочем, в Ramsauer Alm лошадей не держат — все еще экзотичнее. Хозяин отеля Герхард Кнаус разводит на склоне холма под гостиницей, в обнесенном сеткой вольере, настоящих горных козлов (собственно, Alm и есть «горный козел», его изображение, сваренное из лошадиных подков, украшает подъезд к отелю). Козлятину в Рамзау не едят — животных держат исключительно для сохранения популяции в местных горах, и подрощенное потомство выпускают в естественную среду обитания. А вот мясо бизонов (они живут чуть дальше, на ферме Кнаусов, и пасутся на огороженной части луга за проволокой, по которой пущен слабый электрический ток) вполне себе едят. Бизоньи стейки — фирменное блюдо ресторана Ramsauer Alm, а бизонью колбасу можно купить там как гастрономический сувенир.

Самовар и добрая традиция

Четырехзвездочная гостиница весьма популярна у лыжников и биатлонистов из разных стран. В лобби отеля развешаны фото с автографами довольно известных спортсменов и памятные вымпелы не только от российской команды (она как-то подарила Герхарду расписной самовар, который с тех пор красуется на стойке бара), но и от белорусов и даже японцев. На цокольном этаже по соседству с сауной и парной (стену хозяева украсили работающим старинным краном в виде рыбки — когда-то он украшал курортную водолечебницу) имеется специальная комната для подготовки лыж и хранения инвентаря.

Несмотря на «международный спортивный статус», хозяева умудряются сохранять в отеле домашний, спокойный и гостеприимный дух. В коридорах стоят старинные деревенские расписные буфеты и лари, на полках в общей гостиной расставлены кубки хозяина и его сестры, полученные в годы юниорской горнолыжной карьеры. На стенах ресторана, оформленного в деревенском духе, с камином, резной мебелью и потолочными балками — фото из семейного альбома, сувениры вроде африканских стрел и кожи крокодила, почетные грамоты и даже каллиграфически переписанное и обрамленное изречение Черчилля на немецком языке. Мебель, кстати, сработана в мастерской неподалеку: тамошний столяр мастерит не только стулья и лавки, но и местные Glockenturm — своеобразные, похожие на грибок звонницы с небольшим колоколом и несколькими декоративными колокольчиками. Их до сих пор ставят на крышах фермерских домов традиционной архитектуры. «Эти башенки заменяли нашим предкам мобильные телефоны, — поясняет Кнаус. — Если что-то случалось, на одной ферме начинали звонить в колокол, на другой подхватывали и так передавали информацию».

 

Хозяин сам часто стоит за барной стойкой или помогает официанту разносить блюда, а его маленькая дочка старательно раскладывает салфетки к завтраку и помогает убрать пледы со стульев на мощеной площадке над склоном холма: там ужинают теплыми вечерами. В воскресенье Герхард, как и многие его односельчане, носит национальный костюм — клетчатую рубаху и короткие штаны из оленьей кожи. «Мы всегда так одеваемся в церковь, — поясняет он. — Это не косность, а просто добрая традиция».

Церквей в Рамзау целых две: одна евангелическая (это довольно редкое явление в преимущественно католической Штирии), другая — католическая. Первая построена на рубеже XIX и XX веков и, как большинство протестантских храмов, внутри предельно аскетична: беленые стены, деревянные лавки. Вторая, маленькая, с колоколенкой с часами и куполом луковкой, крытая по фасаду и крыше дранкой, — древняя, заложена еще в XIV веке. В неслужебные часы ее можно осмотреть — на северной стене старинные фрески, на восточной — цветные витражи.

Вечером на закате небо розовеет, солнце еще освещает вершины гор, а их подножия уже погружаются в тень; воздух, и без того потрясающе для жителя мегаполиса чистый, делается особенно прозрачным, и колокольный звон двух церквей плывет в нем. В этот момент очень ясно понимаешь, почему люди, которым доступен любой отдых — от Парижа и Лондона до Сейшел и Маврикия — раз за разом возвращаются в австрийскую деревню. Они просто обретают здесь покой, которого на земле осталось совсем мало.

Источник

Ты также оценишь: