Личности

Патология в искусстве: чем болели на картинах Возрождения

Подозревалась в дефективности даже «Мона Лиза» — от задержки развития до отсутствия зубов у героини. А порой и болезни художников влияли на манеру письма: так, Камиль Писарро видел мир «сквозь слёзы», — у него был хронический дакриоцистит. Во времена, когда в живописи правил реализм, на холсты к мастерам попадали все элементы эпохи, будь то прекрасное или безобразное. Одно из доказательств тому — артрит на руках рубенсовских натурщиков. Другое — ринофима, […]

Подозревалась в дефективности даже «Мона Лиза» — от задержки развития до отсутствия зубов у героини. А порой и болезни художников влияли на манеру письма: так, Камиль Писарро видел мир «сквозь слёзы», — у него был хронический дакриоцистит.

Фрагмент картины Яна Массейса «Веселая компания», 1564 год

Во времена, когда в живописи правил реализм, на холсты к мастерам попадали все элементы эпохи, будь то прекрасное или безобразное. Одно из доказательств тому — артрит на руках рубенсовских натурщиков. Другое — ринофима, заболевание носа. Врач АЛЕКСЕЙ ВОДОВОЗОВ делится предположительными диагнозами.

Первое медицинское описание заболевания, уродующего мелкие суставы, относится к концу XVIII века. Тем не менее, есть основания полагать, что европейцы познакомились с ревматоидным артритом как минимум на пару веков раньше. Существует гипотеза, что заболевание, причина которого до сих пор неизвестна, было завезено из Нового Света. Самые древние останки с характерными поражениями суставов кисти и стопы обнаружены в штате Теннесси на территории США, датируют их предположительно 4500 г до н. э.

Предполагается также, что ревматоидный артрит может иметь трансмиссивную природу, что могло бы объяснить самую настоящую эпидемию этого недуга, поразившего европейцев в эпоху Возрождения. Выходит также, что первичным очагом была Фландрия, один из наиболее активных контактеров с Новым Светом. Именно на картинах фламандских художников раньше всех появляются персонажи с характерными изменениями суставов кисти.

Одним из ярчайших представителей антверпенской школы был Питер Пауль Рубенс (1577-1640). Известно, что он страдал неким заболеванием, которое постепенно уменьшало подвижность мелких суставов и существенно затрудняло рисование. Среди возможных причин называются подагра, ревматическая лихорадка и ревматоидный артрит. В пользу последней версии говорит тот факт, что у многих его современников, бывших моделями для картин Рубенса, наблюдалась сходная симптоматика.

4242043_original

Питер Пауль Рубенс «Три грации», 1638 год

Например, его последняя жена Елена Фурман, на которой художник женился 1630 году (ей тогда было 16 лет), позировала для «Трех граций» (1638 г). Если внимательно присмотреться к рукам граций, можно заметить характерные изменения, свидетельствующие о наличии ревматоидного артрита.

4242304_original

То же самое можно заметить у натурщиков, ставших персонажами картин Рубенса «Чудо Святого Игнатия Лойолы» (1620 г)

Симптомы заболевания присутствуют на картинах другого фламандского художника, Якоба Йорданса (1593-1678). Так, у служанки, запечатленной на заднем плане на холсте «Семья Йорданс в саду» (1621 год), вполне можно предположить ревматоидный артрит.

4242697_original (1)

Якоб Йорданс «Семья Йорданс в саду», 1621 год

Однако такие персонажи можно найти и у более ранних фламандцев, например, на картинах Яна Госсарта (1479-1541) по прозвищу Мабюз, Юстуса ван Гента (вторая половина XV века), и даже Яна ван Эйка (1385-1441), что отодвигает начало эпидемии ревматоидного артрита, если таковая действительно имела место, максимально близко к временам судьбоносных путешествий Колумба.

Ян ван Эйк, «Богоматерь каноника ван дер Пале», 1436, музей Гронинге, Брюгге, Бельгия. Признаки ревматоидного артрита заметны на кистях рук пожилого каноника в белом, опустившегося на колени:

4243044_original

Ян ван Эйк «Богоматерь каноника ван дер Пале», 1436 год

Ян Госсарт, фрагмент триптиха «Жертвователи», 1532, Национальный музей, Брюссель, Бельгия. Характерная деформация пальцев — у мужчины слева:

4243263_original

Ян Госсарт, фрагмент триптиха «Жертвователи», 1532 год

Впрочем, повторюсь, всё это лишь предположения и гипотезы, пока что не получившие должного подкрепления фактами и потому не перешедшие в ранг теорий. Это касается как времени знакомства человечества с заболеванием, так и его причин, насчет которых наука до сих пор не в курсе дела.

Источник

 

Published: 02/11/15

Читайте также

Comments are closed.