Курилка

Моральный мазохизм: почему мы следим за бывшими в соцсетях

В эпоху соцсетей стало сложнее как следует расстаться. Facebook постоянно показывают, чем занимается ваш бывший и с какой еще красоткой с силиконовым губами он подружился. Как тут не увлечься кибер-сталкингом и не проверять каждое его фото? Некоторые так и делают – и только мучаются от этого еще больше. Американские психологи попытались понять, что заставляет людей […]

В эпоху соцсетей стало сложнее как следует расстаться. Facebook постоянно показывают, чем занимается ваш бывший и с какой еще красоткой с силиконовым губами он подружился. Как тут не увлечься кибер-сталкингом и не проверять каждое его фото?

Некоторые так и делают – и только мучаются от этого еще больше. Американские психологи попытались понять, что заставляет людей погружаться в этот ад и чем чреваты такие мазохистские забавы.

Окей, вы не видитесь и не общаетесь, не звоните друг другу и даже уже не занимаетесь «прощальным дружеским сексом». Но соцсети никуда не деваются: у вас 456 совместных фотографий, 189 совместных чекинов и 95 общих друзей. Но это в прошлом, а в настоящем – каждый новый статус, каждая отметка на фото, каждый новый друг (а уж тем более новая подружка) – как нож в израненное сердце. И почему-то именно те, кому особенно больно, на этом не успокаиваются: часами мониторят его новых друзей, листают «Инстаграмы» незнакомых девиц, которых он зачем-то зафрендил, а в особо удачные бессонные ночи добираются до аккаунта двоюродного брата лучшей подруги той телочки, которой бывший возлюбленный написал игривый комментарий. Да уж, без психологов не обойтись.

f96f99b3b3e7f346b0a2cea4f1dd1739

Джесс Фокс (Jesse Fox) из университета Огайо и Роберт Токунага (Robert Tokunaga) из Гавайского университета как раз изучают странности онлайн-поведения людей. Они решили разобраться, какие личностные особенности и особенности отношений способствуют кибер-слежке за бывшими партнерами и к чему приводит такой сталкинг в соцсетях. Вот что выяснилось:

Чем сильнее травма от расставания, тем больше человек склонен мониторить онлайн-жизнь своего бывшего партнера. И тем дольше и сложнее, соответственно, ему придется эмоционально восстанавливаться после этой травмы. Вывод, конечно, очевидный, но исследователи продемонстрировали это с цифрами в руках.

И действительно, что именно вы хотите увидеть в его «Фейсбуке» или в «Инстаграме» той барышни? Что вы можете увидеть там такого, что поднимет вам настроение, а не заставит вас проплакать еще одну ночь? Зачем мы продолжаем этот моральный мазохизм и следим за бывшими?

Больше всего травмированы расставанием те, кто не был его инициатором. Попросту говоря, те, кого бросили. (Спасибо, Кэп.) И, естественно, сильнее страдают, расставшись, те, кто больше инвестировал в отношения. Это в первую очередь не про деньги, а про эмоциональные ресурсы. Чем серьезнее человек относился к этим отношениям, чем больше вкладывался в них, чем больше строил планов – тем больнее ему, что все закончилось, и тем труднее восстановиться.

Тип привязанности (attachment style) надежнее всего предсказывает, станет ли человек маниакально мониторить «Фейсбук» своего бывшего партнера или успокоится и пойдет жить дальше. Психологи давно уже показали и доказали: то, как мы ведем себя в своих взрослых любовных отношениях, закладывается в младенчестве и зависит от того, как обращались с нами родители.

Есть три типа привязанности: надежная, тревожная и избегающая. С надежной все в порядке (не удивительно, что она встречается не так уж часто).

При тревожной человек буквально жить не может без своего любимого объекта, жаждет полного слияния, ревнует, все время боится, что его бросят, ведет себя навязчиво и прилипчиво (как должна была обращаться с ребенком мама, чтобы довести его до жизни такой, догадаться не трудно, но мы сейчас не об этом).

При избегающей привязанности – наоборот, не хочет чрезмерной близости, дистанцируется и избегает сильных чувств (не потому, что такой самодостаточный, а тоже не от хорошей жизни – это защитное поведение глубоко травмированных детей). Уже несколько исследований показали, что тип привязанности еще и отлично предсказывает поведение человека после любовного разрыва.

Избегающие сводят контакты с бывшим партнером к минимуму (в том числе сразу отфренживают, банят, удаляют совместные чекины и фотографии), а тревожные еще долго не могут отлипнуть – они больше страдают от разрыва, все время думают о бывшем, пытаются «вернуть все как было». Понятное дело, что именно люди с тревожным типом привязанности больше всего склонны следить за своими бывшими в соцсетях – и еще больше расстраиваться от всего, что там видят. Получается замкнутый круг.

Впрочем, причины для кибер-сталкинга могут быть разными в зависимости от типа привязанности. Тревожно-привязанные товарищи часто мониторят онлайн-жизнедеятельность своих бывших с радужной надеждой «вдруг он все понял, бросил эту дуру и мы снова будем вместе». А избегающие иногда посещают страницы бывших, чтобы напомнить себе, сколько проблем было в этих отношениях и как хорошо, что все это в прошлом.

Практический совет авторов: тем, кто испытывает большую травму и стресс от разрыва, лучше всего не просто перестать шпионить за своими бывшими, а вообще не видеть их в соцсетях – временно или навсегда их отфрендить или хотя бы убрать их обновления из своей ленты. С глаз долой – из сердца вон. Забейте на все эти политкорректные «давай останемся друзьями» и идите жить свою жизнь. Она гораздо ярче и интереснее, чем фейсбучная жизнь вашего бывшего, а наши 10 способов перестать думать о бывшем вам помогут (подсказка: там точно нет совета «Изучи все instagram-фоточки кота его новой девушки»). И, кстати, мы ведь уже выяснили, что женщины сильнее страдают от расставания, чем мужчины, зато потом лучше восстанавливаются – ну не прекрасно ли?

Больше того: тип привязанности предсказывает также и склонность к зависимостям, в том числе к интернет-аддикции. Люди с тревожным типом привязанности в целом больше склонны залипать в соцсетях, особенно если у них случилось что-то травматичное. Лучше уж знать такую свою особенность заранее, чтобы вовремя позаботиться о себе и не идти по нездоровому и тупиковому пути.

Поведение после расставания во многом зависит от того, как человек видит возможные альтернативы. Если ему кажется, что ушедший партнер был его последним шансом и больше он никого себе не найдет, то он больше цепляется за закончившиеся отношения и стремится вернуть любимого. Если же человек уверен, что у него есть еще множество шансов найти себе кого-нибудь получше, то он не будет так страдать. Он, возможно, тоже будет проводить много времени на «Фейсбуке» – но не шпионя за бывшим, а в поисках нового партнера. А своего бывшего отфрендит с легким сердцем – и правильно сделает. К счастью для людей с тревожным типом привязанности, они тоже вполне в состоянии поверить, что могут найти себе кого-нибудь нового (и начать шпионить в соцсетях уже за ним…).

Источник

Published: 13/11/15
Загрузка...

Читайте также

Comments are closed.