Блог

Александр Захаров: Повествование о Вике

-Так что же все таки произошло в прошлую пятницу? Она не дала и сбежала с негром? — Спросил Митя. -Не совсем.-Начал я. -Мы договорились в Эрмитаже в 20:30, но я был уверен, что она опоздает, как любая женщина, как и моя мама в этот день с которой я договорился встретиться, чтобы передать ей вещи. Те […]

-Так что же все таки произошло в прошлую пятницу? Она не дала и сбежала с негром? — Спросил Митя.

-Не совсем.-Начал я. -Мы договорились в Эрмитаже в 20:30, но я был уверен, что она опоздает, как любая женщина, как и моя мама в этот день с которой я договорился встретиться, чтобы передать ей вещи. Те самые, которые были небольшим мостом с прошлым и отдавали воспоминаниями о Кристине, экстази и квартиры на Пятницкой, где было мало места, белые стены и воздух пропахший смесью парафина и изжившего себя дерева, но я был счастлив тем, что было и стоя на улице смотрел на время ожидая Маму, которая из-за пробок опаздывала на тридцать минут. Когда она приехала я обнял ее и небрежно с силой начал кидать мусорные мешки с одеждой на задние сиденье машины. Не знаю, что я этим хотел сказать. Просто мне нравилось так делать и я не видел ни одного повода быть мягче.

-Не хочешь зайти? -Спросил ее.

-Пиццу закажешь? -Посмеявшись спросила она.

-С радостью, но не успеем мне скоро надо будет уходить.

-Ладно, Санек пойдем хоть в туалет схожу, -со вздохом произнесла она. Но в следующий раз не отмажешься.

-Договорились.

Мы поднялись ко мне домой по пути она обратила внимание на серый лифт, где в углах после того как кто-то на днях разбил зеркало все еще серебрились осколки, как снежинки, которые только легли аккуратным слоем на асфальт в студеную январскую зиму и чуть слепя отражались от белого света фонаря. Но привлекло ее другое, а точнее надпись «Гриша пидр» она посмеялась и спросила: «Ты писал?». «Конечно», ответил я и улыбнулся в ответ. Хоть эта была и шутка, но одного Гришу я знал и он действительно был пидр.

Лифт остановился на одиннадцатом этаже. Для меня это высоко и по началу было непривычно, даже страшно ведь все прожитое время выше второго жизнь меня не поднимала и я чувствовал себя здесь, как на Манхэттене, где небоскребы такая же норма, как у нас пятиэтажки. Только мой был для бедных.

Двери лифта захлопнулись и дребезжа тросом он пустился вниз по своим делам, а я подошел к входной двери сделал пару оборотов ключом, она распахнулась и мы вошли в квартиру, где пахло специфическим запахом конечно у каждой квартиры, как и у женщины он свой, и тут пахло от части Кристиной возможно из-за того, что мы провели большую часть времени здесь, а может я придумал, но стойкий древесный аромат преследовал меня из квартиры в квартиру. Мама его не почувствовала, зашла в туалет и спросила, где можно покурить. Я ответил ей с гордостью «На балконе!». Ведь еще две недели назад там будто танки ездили и я как санитар извлекал покореженные временем, жизнью и событиями различные предметы быта хозяина. Маму караулить у туалета не стал у меня не дворец и заблудиться тут тяжело даже, если ты до сих пор веришь в чудо. Мы встретились на балконе, она достала из кармана штанов пачку ментоловых сигарет, прикурила одну и с прищуром Клинта Иствуда спросила:

-А красавица твоя где?

-В Китае.

-Вернется когда?

-Никогда мы разошлись.

-Быстро ты.

-Ну как быстро полтора года.

-Д а а а. -Протянула она и затянулась. -Сейчас должно было быть лирическое отступление, но мама воздержалась и бросила недокуренную сигарету с балкона. -Ладно пошли, а то сейчас пробки будут к вечеру только приеду.

Мы спустились на том же сером лифте, который нас поднимал, проводил ее до машины, обнял, попрощался и пошел на троллейбус думая о том, что опаздываю и перебивая себя другой мыслью, которая не раз, как мантра спасает: «Все что не делается все к лучшему», двери троллейбуса захлопнулись и в наушниках, как гимн свободы заиграла песня группы «Trouble — Snake Eyses». Выйдя у метро пошел в магазин «Алые Паруса», так как я обещал Вике вина, но это была причина, чтобы выпить самому поэтому взял с запасом шесть штук по 175 миллилитров, которые распихал по всем карманам кожаной куртки и в душе грезил о серой жилетке с кучей карманов, которую так любят айтишники и понять их можно. Ведь мой дед говорил, что умные люди любят выпить, а эти ребята явно не дураки хотя бы потому что догадались ее купить, а я нет. И отягощенный снаряжением, которое помимо куртки еще и выпирало из задних карманов, и не позволяло мне идти плавной, размеренной походкой леопарда, а больше походило на человека страдающего болезнью связанной с координацией и периодически невзначай трогающего себя за задницу, чтобы лишний раз проверить, как далеко или близко находится бутылочка от края кармана я зашел в вагон метро. Проехав несколько станций стоя и пройдя некоторое расстояние я оказался в Эрмитаже опоздав, как и предполагал на тридцать минут, но Вика ничего не написала и я с облегчением сел на лавку будто тут давно и разложил главные козыри, которые были виновниками моей быстротекущей болезни.

На душе стало легко и меня пленила скорая встреча с Викой, а рубиновый цвет вина, который приятно ласкал мой взор только украшал мгновение встречи. Прошло еще десять минут и меня не много начало смущать ведь опоздать на сорок минут и ничего не сказать весьма странно, и я решил сообщить ей что на месте. Спустя пять минут мой телефон завибрировал, на дисплее высветилось ее имя и строки сообщения: «БЛЯ Я ЗАБЫЛА, СОРЯН МНОГО РАБОТЫ СКОРО БУДУ». Я не удивился ведь у нее правда очень загруженная неделя она только и говорила, что мало спит и постоянно работает, конечно я ей написал, что все хорошо, но в качестве компенсации начну пить без нее тем более выпить я хотел еще с тех пор, как эти бутылочки мешали мне ходить и я открыл одну — это было чилийское красное сухое. Честно я не разбираюсь в винах и единственный критерий выбора, которому меня обучил несколько лет назад Марат сказав: «Запомни, Саша главное это — сухое географическое наименование, а остальное не важно», что я и повторял, как отче наш пока это плотно не засело в моем подсознании и теперь, как отличник сомелье всегда был на высоте в своем кругу, где сладкие сорта пользовались дурной репутацией. Я сделал небольшой глоток и приятная чуть вяжущая жидкость растеклась по моего небу под звуки сальсы, которая играла через соседнюю лавку от меня, где мужчины крутили женщин, а женщины поддавались. Все это напоминало брачный танец птиц и мне это нравилось. Не птицы, а ощущение праздника, тепла, который несет в себе этот танец и которого так сильно не хватает этим летом. Пить старался не быстро все таки свидание и нажраться не очень красиво хотя именно этого я и хотел, если бы откровенно сам себя спросил «Хочешь?» и не менее честно ответил «Да!». К концу первой бутылочки люди стали расходиться, музыка угасла, на улице начало смеркаться, и пронизывающий вечерний холод стал одолевать меня, а Вики до сих пор не было она только спросила:

-Как ты?

-Чуть дрожащими пальцами клацкая по клавиатуре смог выдавить только одно слово.-Пью.

-Надеюсь ты не сильно пьян? -Спросила она.

-Пока нет.

-Держись уже вызываю такси.

-Жду.

Закрыл телеграмм и включил песню «Devendra Banhart — seahorse» на репит, которая, как никогда ловило мое тогдашние настроение и чуть шевеля губами я начал подпевать, параллельно дрожащими руками откручивая крышку бутылочки с вином:

«I’m high and I’m happy and I’m free…»

Время близилось к одиннадцати у меня оставалось еще половина бутылки, Вики до сих пор не было и задавать глупый вопрос «Где она?», я не хотел, мне все нравилось.

Прикончив остатки уже не с таким эстетским настроем, как был в начале я окончательно замерз и наверно это самое неприятное ощущение быть пьяным и замершим до кости.

Перебирая все варианты, как книжки с полки от времени покрывшееся пылью, которые никто не тревожил и не интересовался. Я совсем не знал куда пойти, чтобы согреться ведь Вика будет с минуты на минуту, а 3205 закрыто на рокерский концерт и периодически до меня доносились звуки музыки, как сигнал, который послали инопланетяне и я сквозь время удостоился его услышать. И в этот момент меня осенило, что прям у входа стоит кофейня и кажется я не раз кичился в нее зайти, но что-то меня сдерживало она находилась в десяти лавках от меня, просто другие метрики тут не доступны и если совсем углубиться, то можно, как по звездам плыть не замечая, как проходит время, меряя и ориентируясь по ним, будто корабль давным давно потерявшийся в городе и пытающейся вернуться домой.

Дойдя до места я зашел внутрь там было тепло, играла спокойная музыка и бариста с улыбкой спросил:

-Здравствуйте, замерзли?

-Замерз. -Как он догадался мне даже не хотелось думать, но его проницательность меня тронула.

-Кофе бы, американо, если можно?

-Конечно, минута и он в ваших руках.

-Спасибо.

Я оплатил счет и действительно он был готов через минуту. Ведь на часы смотрел часто, ожидая сообщение от Вики. Бариста очертил круг, как циркуль и с грацией артиста поставил на стойку выдачи синий стакан в котором насыщенным черным цветом был напиток, а поднимающийся пар, как маяк манил меня. Я взял его покрасневшими руками от холода и тепло начало проникать в мое тело, а когда делал глоток он обжигал кончик языка, как спасительный бальзам. На тот момент мое состояние не извещало ничего и с исступленным взглядом смотрел в окно, поднося к губам кофе, который возвращал меня на землю.

Неожиданно на улице появилось много людей и я понял, что концерт закончился. В кофейню один за другим стали заходить русские рокеры, которые выглядели достаточно богато. Женщины с золотыми сумочками, мужчины с громадными часами и их диалоги были простые, но чуть в нос с небольшим снобизмом, где они вещали о жизни, концерте и о том куда еще можно пойти. Допив кофе в кругу людей сам того не замечая, как появилась Вика из ниоткуда полная энергии и энтузиазма, но с усталым взглядом.

-Привет, немного задержалась! -Начала она.

-Привет, все хорошо, я пил.

-Надеюсь ты не в говно?

-Мне до него еще далеко примерно столько же сколько тебя не было.

-Ну что же, раз у тебя с собой, то может выпьем?

-Как раз это и хотел предложить.

И мы отправились на мое любимое место под деревом, где железные лавочки с деревянным покрытием, темно, чуть доносится музыка из 3205 и не так много народу.

Пройдя по очерченной светом стороне асфальта и миновав заведение мы оказались на месте.

Выбрав одну из и присев в пол оборота друг к другу мы начали обмен словами, опытом и кто есть кто. Это чем-то напоминало, когда собаки нюхают жопы друг другу, а потом либо мило махают хвостиком, либо начинают истошно гавкать, а иногда и грызть. Но мы понравились друг другу и речь шла плавно, а вино только было приправой к нашему вечеру. Мы болтали не знали границ, и я кратко признался, что пишу, но не писатель. Мне далеко до тех кто владеет пером и мастерски описывает каждые мелочи, которые он видит. А Вика профессиональный сценарист и услышав это она подарила мне книжку «Пиши сокращай», это очень мило и я будто получил шанс познать тайные знания и из-за своего невежества, и ограниченности даже не задумывался о ней.

-Спасибо, -промямлил я, -выпьем?

-Да.

Вдвоем дело шло быстрее, чем в одиночку и вино начало подходить к концу, а теплее не становилось ночь только набирала обороты и погода нас выгоняла в помещение. Понимая ситуацию Вика не долго думая предложила поехать к ней. В тот момент Байроновских мыслей у меня не было и только одна, которая чем-то напоминала Гомера Симпсона с лампочкой, которая выражала что-то невероятное и про себя сказал: «Заебись», а у Вики спросил:

-Пиво есть?

-Три банки. -Утвердительно ответила она.

-Отлично, поехали.

И мы прошли тем же маршрутом, как и попали сюда. Выйдя к дороге, где первое, что бросилось в глаза стояли дорогие автомобили, а рядом мужчины с видом рыбаков. Чуть отойдя от них я вызвал Яндекс такси, машина подъехала быстро, в салоне пахло хвоей, из колонки играл скучноватый джаз и мы плюхнулись на задние сидение немного разбавляя свежим воздухом устойчивый запах салона, который был так едок, что напоминал освежитель в туалете. Дверь захлопнулась, машина тронулась плавно и потекла в потоке дорог. Пока мы ехали я вспомнил, что забыл книжку в парке и расстроился.

Сознался Вике, попросил прощения, но она не приняла это близко к сердцу лишь сказала: «Она очень хорошая ты должен обещать мне, что прочтешь ее» и я согласился.

Через двадцать минут мы подъехали к ее дому, который выглядел как большая гора окутанная в бархатную ночь и лишь свет фонаря падающий на вход в подъезд указывал, что он такой же серый, как и большинство домов в спальном районе. Попрощались с водителем, пожелали ему хорошей ночи и вышли из такси.

Через четыре шага мы оказались у двери домофона, Вика отработанным движением поднесла магнитный ключ к замку, как большая часть горожан, которые делают это не задумываясь, как само собой разумеющееся и не вызывающая бурю эмоций, как раньше, когда они только появились в 1997 году, и любая халупа, которая могла себе ее поставить автоматически превращалась в дворец, где ничего не менялось и люди в счастливом доме ценили ее больше родных. Прозвучал звук напоминающий цифрового сверчка, который трижды оповестил о том, что все хорошо, можно заходить и через минуту мы оказались в ее квартире, где нас встретил соскучившийся пес по кличке Гамми.

Достаточно милый породы Акита-ину или в народе Хатико любимец девушек и детей хотя наверно всех меня в том числе. Вика взяла его на руки со словами: «Мама, вернулась», пес ласково посмотрел на нее глазами пуговицами такими бездонными, чувственными, какие бывают только разве, что в аниме и лизнул ее в щеку. Она его погладила и мы прошли на кухню.

Там сидели две ее подружки и без умолку говорили о свиданиях через тиндер, пьер и что они расстраиваются ведь дальше секса в отношениях не заходит, а им хочется. Комментировать не стал просто это не мое дело и я аккуратно, стараясь не нарушить их диалог сел на стул предварительно поздоровавшись и хлопая глазами ждал обещанное пиво. Вика проскользила между стульями и столешницей с грацией кошки, открыла холодильник и передала мне банку холодного «Kozel» темного, а себе взяла светлого и села рядом на стул. Я сделал палец буквой «г», поддел ключ жестянки он поддался, я услышал знакомый смолоду «пшик» и пена чуть разлилась по краям. «Кайф», подумал я и жестом поднял банку со словами: «За знакомство». Сделав большой глоток я почувствовал, как пес вгрызается в ткань моего носка. Больно не было, в целом он же пес, а собаки любят кусаться, поэтому погладил его и оставил за любимым занятием. Тем временем подружки Вики начали раскатывать дороги, они посмотрели на меня и тактично предложили, но я отказался так как на тот момент пребывал между шестым и седьмым небом, то есть промежуточная граница к нирване, которая меня вполне устраивала.

Допив первую банку пива я попросил Вику о добавке и она безропотно повторила те же действия, когда мы только вошли на кухню. Я ее открыл и мы все начали болтать друг с другом ведя диалог от одной темы к другой и где-то промелькнул мой возраст. Они так сильно удивились, что мне скоро тридцать, что поначалу не поверили да я и сам не верю, и даже чуть волнуюсь перед заходом на новый этап.

Ближе к четырем утра стало светать от пива ничего не осталось и я чувствовал, что начинаю засыпать, клевая носом и смотря в пол не подавая признаков жизни. Заметив это Вика предложила перебраться в кровать и со спокойным выражением лица уточнила, где мне было б удобней спать с ней или с ее подружкой, так как вторая собиралась уезжать и вопрос был продиктован будто самим сатаной, который предлагал либо кипяток, либо огонь, как кару за грехи, которых у меня было достаточно. Альтернатив я не видел поэтому выбрал первый вариант и утвердительно ответил: «Конечно с тобой!». Она молча поднялась со стула, сходила в свою комнату, немного порывшись вернулась и дала мне футболку для сна. Размер был явно не мой и когда одел ее, то был похож на качка из 70-х с ультра короткими рукавами, глубоким вырезом и оголенным пупком. Потом она жестом указала, что надо идти с ней проводила меня до ванной, дала мне новую зубную щетку для гостей и ушла оставив меня наедине с самим собой и моими зубами. Почистив их я перебрался в кровать и передал эстафету гигиены Вике. Она не менее уставшая, чем я чуть опустив плечи и волоча ноги по полу побрела в ванную совершить аналогичный ритуал. Через пару минут она вернулась, подошла к окну, задернула шторы и легла в кровать. Я обнял ее, пожелал спокойной ночи и уснул. Вот такой выдался день. Конец.

Читайте также:

Выдохни страх, вдохни уже современного воздуха, девочка ты моя легкая

Это крутейшая история любви, о которой я когда-либо слышала

Орфография и пунктуация автора сохранены.

Published: 07/08/17
Загрузка...

Читайте также

Comments are closed.